С правдой но без прав

Очередная жалоба заставила нас задуматься о написании этой статьи. Проблема, возможно, не самая распространённая среди встречающихся в потребительских спорах, но достаточно актуальная.

Гражданка Р.Ш. в определённый жизненный момент пожелала получить водительские права, отучившись в одной из самых популярных автошкол города («Престиж»).

С этой целью она в 2015 году обратилась в одну из автошкол этой сети: написала заявление, внесла предоплату. Но, чуть погодя, в силу неких личных обстоятельств Р.Ш. передумала и решила отложить обучение, так и не заключив договор с автошколой. При этом до отказа она успела взять несколько частных практических уроков у инструктора автошколы по индивидуальной договорённости (естественно, устной). Теоретические занятия Р.Ш. не посещала.

В дальнейшем, в мае 2016 г. Р.Ш. вновь обратилась в автошколу с целью заключения договора на обучение. По условиям договорённости с автошколой (и вновь устной) предоплата, внесённая в 2015 году, будет зачтена в счёт обучения в новом, 2016 году.

Казалось бы, всё проще некуда: отучись 4 месяца и получи заветный документ с правом управлять автомобилем, но в случае с Р.Ш. всё пошло совсем по иному сценарию.

Началось всё с банального нарушения сроков обучения, которое должно было закончиться 5 сентября выдачей свидетельства об обучении, что предусмотрено договором. Однако же в силу различных причин, ни одну из которых и с натяжкой не назовёшь уважительной, обучение затянулось практически на месяц.

Такое положение вещей не устроило Р.Ш., которая решила расторгнуть договор, предъявив автошколе письменную претензию с требованием, в том числе, и о возврате денежных средств, уплаченных за обучение.

Не получив ответ, Р.Ш. обратилась в суд, где и началось самое интересное.

Если на первых заседаниях ответчик-автошкола не сильно сопротивлялась и даже была готова на условиях мирового соглашения выплатить сумму стоимости обучения добровольно, то в последующих заседаниях позиция автошколы была абсолютно иной.

Прежде всего, автошколой был представлен в материалы дела приказ об отчислении Р.Ш. (приказ от 10 сентября, тогда как максимальный срок обучения – по 5 сентября!!). Приказ вынесен на основании того, что Р.Ш. якобы пропускала занятия без уважительных причин, имеет долг по оплате за обучение, не сдала экзамены. Как может быть вынесен приказ об отчислении, когда сам срок действия договора истёк – загадка.

Учитывая, что автошкола в предыдущих заседаниях ни словом не заикнулась про отчисление Р.Ш. и даже утверждала, что договор с ней не расторгнут, тем более странным и нелогичным выглядела позиция суда, который даже не попытался выяснить, почему и как вообще «нарисовался» этот приказ, а нас это заставило усомниться (мягко говоря) в подлинности документа. Прямых доказательств того, что документ составлен что называется «задним числом» пока нет, но … выводы делайте сами!

Но теперь по порядку. Что касается пропусков занятий, то можно абсолютно точно утверждать, что Р.Ш. не превысила максимально установленный процент пропуска занятий без уважительных причин. Основная причина пропусков – посещение медицинских учреждений, о чём имеются соответствующие справки, что не бралось в расчёт судами при вынесении решений. Не выяснялась судом и причина непроведения автошколой проверки причин отсутствия курсанта в автошколе.

Якобы существующая задолженность по оплате обучения также является надуманной и мнимой. Как утверждала в своём отзыве на иск автошкола, предоплата в размере 4 000 рублей была внесена в счёт оплаты по договору за 2015 год. Теперь внимание! В 2015 году Р.Ш. не заключала никакого договора с автошколой, ничего, кроме заявления не подписывала. Каким же образом у автошколы появился подписанный в 2015 году Р.Ш. договор и даже путевые листы о том, что она проходила практические занятия по вождению?!

Забегая вперёд скажем, что в рамках проведения экспертизы правоохранительными органами выяснилось, что подписи Р.Ш. в представленном договоре за 2015 год, путевых листах поддельные.

Стало быть, уплатив сумму в 2015 году, Р.Ш. не потребляла от автошколы никаких услуг в том же 2015 году. Получается, у автошколы возникло неосновательное обогащение на эту же сумму, которая путём взаимозачёта должна была осесть как платеж по договору за 2016 год.

Что касается несдачи экзаменов, то они вообще проводились за рамками периода обучения, предусмотренного договором. Этот факт сам по себе доказывает нарушение сроков обучения!

Теперь возвращаясь к приказу об отчислении, отметим, что действующее законодательство обязывает образовательные учреждения, в том числе и автошколы, своевременно извещать курсантов об отчислении (под роспись или путем направления приказа заказным письмом). Р.Ш. впервые узнала о существовании приказа о своём отчислении именно в судебном заседании! Её доводы о том, что она не была извещена ранее о существующем приказе, были проигнорированы.

В этой статье приведены лишь основные нарушения, допущенные автошколой и граничащие с преступлениями в виде подлога документов, которым правоохранительные органы дадут свою оценку. Все они были оставлены без внимания судами при вынесении актов в первой и апелляционной инстанциях.

Отдельно стоит упомянуть о том, что судами допускались грубые процессуальные нарушения, выражающиеся, например, в отказе в удовлетворении ходатайств Р.Ш., связанных с добыванием дополнительных доказательств.

Нам неизвестно, почему суды приняли на себя функции по защите автошколы, как мы думаем, подобные решения, порочат честь всей судебной системы, подрывают устои прав человека и гражданина. Но что об этом говорить, если один из таких судей получил, например, повышение по службе и перешёл в вышестоящий суд?! Совсем не так, по нашему мнению, должна работать хвалённая первым лицом государства система российского правосудия. Правосудие должно как сортировальная машина, индивидуально подходить к рассмотрению дел. Но порой мы видим как оно, словно танк, сминает под собой права и интересы пострадавших.

Свои выводы в этой ситуации может сделать для себя и Р.Ш. Например, любые соглашения, изменения к договору следует оформлять письменно. Не стоит излишне полагаться на устные договорённости. В нужный для потребителя момент организация, оказывающая услуги, может забыть про эти слова.

Это ещё не конец истории. Р.Ш. борется и дальше за свои права (уже в суде кассационной инстанции, в правоохранительных органах). И вместе с ней мы верим и надеемся, что это упорство не останется незамеченным.